Гана. Аккра Гана. Labadi Beach Берн. Женева Острова Фиджи Австралия. Квинсленд Каир Western Australia. Kimberley. О сайте



Берн. Женева.


Итак, у меня выдался день, который я мог полностью посвятить осмотру достопримечательностей. Вся прелесть была в том, что имелся специальный билет, который позволяет в течении дня ездить безвозмездно на всех видах транспорта по Швейцарии (учитывая дороговизну местного транспорта, это было настолько кстати, что не будь этого билета, я бы просто из жадности не поехал бы ничего осматривать). Надо сказать, что Швейцария безбожно мала и, вообще говоря, реально объехать ее за один день на поезде. Правда при этом практически весь день надо провести в поезде, что мне не особенно улыбалось. Я хотел еще побродить по городам, покупаться в озерах, порыбачить с прогулочных катеров, полезть в горы, покататься на лошадях, попрыгать с парашутом... О чем это я? А, ну в общем времени, как всегда, было мало и мне предстояло сделать выбор: или поехать на юг (в италоязычную, солнечно-горно-шикарно-ландшафтную часть Швейцарии) или поехать на юго-запад (Цюрих-Берн-Лозанна-Женева), т.е. во франкоязычную часть Швейцарии. Я выбрал юго-запад.

Первым делом я опоздал на поезд идущий в Цюрих. Но поскольку понятия "я" и "опаздывать" такие же близкие как серп и молот, коса и камень, коса и смерть, смерть и могила, могила и земля, земля и трава, трава и коса (или серп, уже не важно, как говаривал Калиостро - круг замкнулся) то никто, включая меня, не удивился. Как-то мы с другом (местным) опоздали на поезд в Цюрих и ждали следующего полчаса. Я уже было собрался идти полчаса погулять где-то вблизи станции, но решил в качестве развлечения почитать расписание и оно мне поведало, что в ближайшие 15 минут по крайней мере 3 поезда проедут в направлении Цюриха. Я тщательно выбрал первый попавшийся и через 20 минут уже был в Цюрихе - читал на главном табло расписание поездов на Берн и Женеву.

Пошатавшись по вокзальным магазинчикам, я пошел неспеша на 14-й путь, откуда, собственно, и должен быть поезд на Женеву. Прийдя за 5 мин до отправления и не обнаружив поезда, я слегка удивился. Но потом заметил, что народ таки идет к 14-му пути. Проследив за действиями народа, заметил таки на этом пути поезд вдалеке (метров 100).

По дороге я слегка пожалел, что знаю английский. Дело в том, что поезда в Швейцарии чем-то напоминают наши электрички, только двухэтажные, гораздо более комфортные и ездят очень тихо. Так что ты слышишь попутчиков, разговаривающих через одно, а то и два кресла вперед и назад. Еще в поездах народ оставляет после себя прочитанные газеты и другие пассажиры тоже могут в пути их прочитать. И, надо сказать, это общепринятая практика, по крайней мере, в немецкой части Швейцврии. Так вот, только я устроился поудобнее в кресле и начал сортировать газеты на французкие и немецкие с целью попытаться почитать первые и посмореть картинки во вторых, как тут сзади раздались восторженные вопли двух американок, встретившихся в Швейцарии. И они начали, как обычно, громко рассуждать о жизни. “Oh, I love trains. I love to travel by trains.” Потом пошли рассказы о том, что она делает в Швейцарии и все такое. А в Швейцарии она занимается изучением итальянского. Это не приносит много денег, но зато хорошо совершенствуется язык и т.п. Зачем я так подробно всё описываю? Просто мозг, видимо слыша знакомые слова, автоматически пытался переводить и это отвлекало меня от газет. Если бы это был родной язык, то подобные разговоры фильтровались бы сразу и не нагружали мозг. Точно так же если бы это был совсем незнакомый язык. Но с английским мне приходилось слушать всю эту чушь. Хотя, когда они выходили, то оказались молодыми стройными симпатичными девченками (что очень нетипично для тех же американцев во Франции) и я решил не держать на них зла.

Час в поезде до Берна пролетел быстро. Вообще говоря, этот поезд ехал далее в Женеву, но я решил выйти размяться. Посмотрев, когда пойдет интересующий меня поезд на Женеву, я вышел в город. Берн оказался довольно маленьким городом. План города, изученный мною ранее, убедил меня во мнении, что осматривать Берн нужно пешком и интересным для меня может быть маршрут – "Вокзал" - "Здание Парламента" - "Какая-то Старая Церковь" - "Набережная". Все это предполагало прогулку вдоль реки или через тенистые парки. Я пошел от вокзала наугад. Не встретив за 10 минут пути здания парламента, решил сделать привал в небольшом скверике возле фонтана. Сверившись с картой, скорректировал маршрут и, перекинувшись парой-тройкой смс-ок с семьей, продолжил путь, немного вернувшись назад. Здание парламента не заставило себя долго ждать. Перед зданием был скверик со скульптурами, маленьким прудом и утками. Было часов 10-11 утра. Вторая половина сентября 2004-го года близилась к завершению, поэтому все было очень тихо и красиво.

Осмотрев всю эту идиллию и поболтав с утками, я поспешил навстречу новым приключениям. Парламент предствалял собой большое старинное массивное здание. Никаких полицейских или прочей охраны не наблюдалось. К нему можно свободно подойти и пройти сквозь арку во внутренний дворик со скамейками и видом на реку. Хотя река текла далеко внизу, а сразу за двориком начинался обрыв, плавно переходящий в берег реки. Вся картина чем-то напоминала правый берег Днепра. Хотя речка, конечно, поменьше, но зато более быстрая и бурная. Тут тоже имелся фуникулер или что-то вроде того для желающих спуститься вниз. Вдоволь насмотревшись на реку, я пошел в направлении Какой-то Старой Церкви.

Через пару кварталов после парламента улочки стали узкие и обладали каким-то особым духом спокойствия и уюта. Такое впечатление, что именно здесь снимались "12 мгновений весны". И ничего с той поры на них не изменилось. Вообще, все дома наверняка были построены тут не позже позапрошлого столетия и отлично сохранились. Двери, окна и т. п. элементы антуража тоже были старинные на вид, массивные и основательные. В общем, если меня неожиданно разбудить на такой улочке, я не сразу скажу в каком столетии я проснулся и проснулся ли уже.

В конце одной из улиц я заметил огромную собаку, лежавшую возле двери. Подойдя поближе, понял, что собака деревянная и стоит тут для красоты, а не для острастки. У дома напротив тоже стояла какая-то деревянная скульптура. Улочка выходила на площадь. В месте их слияния было около десятка опять-таки деревянных скульптур, но на сей раз это были человеческие скульптуры. Некоторые из них лежали некоторые стояли, а иные сидели. Впрочем сидячую скупльптуру можно было положить и наборот. Размером они были где-то в три четверти моего роста. Их можно было переставлять, составлять в группы и т.п.. Создавалось жутковатое впечатление, что скульптуры жили здесь своей жизнью. (Сразу у меня возник вопрос: "Почему в одну прекрасную ночь никто их не утащил отсюда?". Следущая мысль была: "Это Берн, мой юный друг, Швейцария, так сказать...". С приходом этой мысли вопрос перешел в разряд риторических. Т.е. таковых, которые не требуют ответа или ответ будет настолько длинным, нудным и научно обоснованным, что его никто давать все равно не будет).

Сама площадь была небольшая, метров 30x30. С противоположной стороны стояла большая, старинная, но мрачноватая на мой взгляд церковь, или, наверно правильнее сказать, собор, или костел, или как там оно у католиков называется. Площадь очень впечатляет. Только ради нее стоило посещать Берн. Особенно когда выходишь на нее один, в практически полной тишине и видишь все эти скульптуры, церковь (я думаю скульптуры как-то связаны с этой зловещей церковью), то становится немного не по себе. Невольно задаешься вопросом, а где же живые люди? Люди не заставили себя долго ждать. С параллельной улочки на площадь зашла группа японских туристов. Размерами они как раз были под стать деревянным скульптурам, и принялись их изучать и фотографировать. Потом они пошли в церковь, а я решил, что мне пора возвращаться на вокзал.

На вокзал я отправился по улице, параллельной той, по которой шел от вокзала (ну чтобы побольше всего успеть увидеть). Хитрость моя не дала сколь-нибудь ощутимых результатов, т.к. улицы были практически близнецами. Единственное, как мне показалось, тут было еще больше цветов на балконах. Берн – немецкоязычный город, но на Бернском вокзале, в отличие от Цюрихского, сообщения о приходе и отправке поездов дублировались на французском. Он был более понятен, чем немецкий, но для верности я все равно больше доверял электронным табло. Более того, на участке Берн-Женева контроллеры сразу переходят на французский и используют немецкий или английский очень редко и в случае крайней необходимости. И вообще говоря, это наверно оправданно, т.к. народ ехал в подавляющем большинстве уже франкоязычный.

Местность за окном мелькала такая же, как и в Цюрихском кантоне. Горы, холмы, леса, деревенские постройки, дрова, заготовленные на зиму, и прочие нехитрые пейзажи. Однако, где-то через час мы подъехали к Лозанне. Дорога наша проходила по склону холма, а внизу, окруженное горами и холмами, виднелось красивейшее озеро, на берегу которого и была расположенна Лозанна. Весь склон холма, по которому мы ехали, был покрыт виноградниками. Солнце было не по осеннему ярким и теплым и вся картина просто призывала выйти в Лозанне и осмотреться на местности. Однако я сдержался. Во-первых, сверху все было и так прекрасно видно, а во-вторых, у меня тогда совсем не оставалось бы времени на Женеву. Еще где-то полчаса я наслаждался видами озера, Лозанны и виноградников, а потом мы въехали в тоннель. Далее по пути следования был город Базель (Basel). Он примечателен тем, что находится на границе с Францией. И на одном и том же вокзале часть путей относится к Швейцарии, а часть к Франции.

Где-то около трех часов дня поезд прибыл в Женеву. Все надписи и разговоры на французском и вообще создается впечатление, что ты просто отъехал на RERе от Парижа на несколько десятков километров в какой-нибудь городок Иль де Франса (Иль де Франс - Парижская область). Хотя произношение тут слегка другое, более четкое и жесткое (вероятно сказывается влияние немецкого). Хотя и немецкий в Швейцарии мягче, чем в Германии, и содержит ряд французских слов. К примеру, на Швейцарском немецком говорят “merci” вместо “danke” и “bon appetit” вместо “guten Appetit”.

Надо сказать, что железнодорожный транспорт в Швейцарии является основным видом транспорта. Но вокзалы в Швейцарии не такие большие как у нас и гораздо более уютные. Нету всякого рода цыган и им сочувствущих. Полицейские тоже практически не встречаются. В частности, чем мне запомнился женевский вокзал – так это туалетом. То, что он был чистым – это понятно, интересно было другое – методы швейцарцев в достижении чистоты. На внутренней части писсуара была нарисована (очень качественно и натурально) муха. Т.е. предполагается, что народ будет подсознательно целиться в муху и тем самым повысится «кучность стрельбы». Я думаю тот, кто запатентовал это изобретение, давно уже стал миллионером или скоро станет. Потому что психологический эффект от мухи действительно имеет место. Единственный недостаток – муха неподвижна и со временем интерес к ней пропадает. Т.е. в будущем, наверно, они сделают голограммы мух, которые будут двигаться. (Впрочем я думаю, что неплохо бы, чтобы она не просто двигалась, а еще и реагировала на успешные попадания. Надо будет проверить, может это еще никто не запатентовал :).

В Женеве, согласно плану, интересными для меня представлялись набережная, английские и французские сады, которые, кстати, находились практически на набережной. Хотя неподалеку еще должны были быть пара-тройка церквей, но я решил, что церквей на сегодня уже хватит. От вокзала я пошел как обычно, наугад. Сверившись с картой, удивился, т.к. я действительно шел к озеру, причем самым оптимальным путем. Выходу на набережную предшествовал скверик, а в конце скверика, можно сказать прямо уже на набережной, возвышалась красивая и сложная скульптурная композиция - то ли по библейским мотивам, то ли по мотивам крестовых походов. Это была довольно большая площадка выложенная плиткой, по углам стояли статуи всадников, а в центре высился постамент, где под крышей народ толпился вокруг кого-то лежащего на кровати. В общем, место было красивое, я посидел на скамейке и понаблюдал за ним, но так и не разобрался, имеют ли скульптуры отношение друг к другу, и пошел к озеру.

Забыл сказать, что каждое озеро в Швейцарии (Цюрихское, Люцернское, Женевское и т.д) имеет свой фонтан. Просто для красоты, недалеко от набережной струя воды из озера бьет вверх на много метров. Женевский фонтан – самый высокий из них. Далее я пошел по набережной в направлении английских садов. Английские сады – это немножко слишком громко сказано. На самом деле это небольшой равнобедренный треугольник земли, боковые стороны которого граничат с озером, а основа – с дорогой. Я бы сказал, что боковые стороны длинной были метров по 150, а основа около 200-250. В пределах этого треугольника имеется: фонтанчик, причал для прогулочных катеров, паравозик для желающих покататься по набережной, скамейки и кое-какие деревья и кустарники, но "садами" я бы это все не назвал. Хотя надо отдать должное – таблички тут были на англиском и часто слышалась английская речь.

Я довольно быстро покончил с осмотром всего этого хозяйства и на выходе уже мне повстречались две девушки. Одна из них была сильно страшная и рыжая. Вторую не помню совершенно. Первая затмевала ее полностью. Она спросила: “Quelle heure est-il?” и наклонила голову набок. (Прим.: Мой младший двоюродный брат Иван иногда так делает: подходит вплотную, наклоняет голову набок, толко он при этом обычно делает безумные глаза, высовает язык и издает глухой и тихий звук "хеееееееее". Очень впечатляет.). К чему я это все? Просто я подсознательно тоже ожидал чего-то подобного и на несколько секунд просто застыл на месте. Она не стала высовывать язык (с ее внешностью это было бы уже лишним). Когда оцепение слегка прошло, до меня начало доходить, что никто меня пугать не собирался (по крайней мере специально) и что меня что-то спросили и ждут ответа. На всякий случай я ответил: "NO". Парадоксально то, что вопрос, который был мне задан ("Который час?") - был одним из немногих, которые я знаю на французском и на который я мог бы ответить. Поскольку мой ответ даже отдаленно не напоминал сигналы точного времени, девушка попытала счастья другим способом: “What time is it?”. Поскольку я уже понемногу приходил в себя, да и с парсингом (от англ. parse) английского у меня было получше, то я закивал, что, мол, понял, сейчас скажу. Я достал мобильник, но быстро соорудить фразу 15:45 не получилось, а тратить на это много времени я не хотел, потому просто показал мобильник девушкам. Поблагодарив меня, они пошли по своим делам. А я еще несколько минут отходил от пережитых впечатлений, бредя по набережной. Ну, такая уж судьба всех начинающих путешественников – никогда не знаешь, какая опасность тебя подстерегает в пути.

Далее по плану следовали французские сады. До них надо было пройти что-то около километра по набережной. Весь участок набережной от английских до французских садов усажен розами. И это не жалкие кустики, а широкие и длинные клумбы, густонаселенные цветущими розами разных оттенков и сортов. Причем подавляющее большинство роз цвело полным ходом. Т.е. не какие-то мелкие бутоны, а цветы с полностью распутившимися или уже частично опадающими лепестками. Таким образом, красота озера гармонично сочеталась с набережной и благоуханием роз по всей длине маршрута. Теплый воздух, голубое озеро, розы, зеленые деревья, солнце - все это скорее напоминало весну, чем конец сентября.

Немного не доходя до французских садов на набережной высилась внушительных размеров скультура женщины. Она стояла лицом к озеру и была тщательно обернута простыней вокруг щиколоток и ниже. Я поленился обходить ее спереди, но сзади она выглядела эстетично и красиво. Единственное, о чем я бы поспорил с автором – это пропорции рук. Бицепсы у нее были такие же (если не больше) как квадрицепсы (в простонародии – бедра). Даже если бы она неустанно в течении 10-ти лет тренировалась под личным руководством Джо Вейдера, она бы все равно не накачала руки до такого же объема, как ноги. Оставив сей факт на совести скульптора, я перешел дорогу и подошел вплотную к французким садам.

У входа был плакат с планом садов – с него я и начал осмотр. Плакат гласил, что совсем рядом есть розарий, а в глубине садов хранят свои тайны древние развалины эпохи доисторического материализма. Я решил начать с розария. Розарий предствалял собой лужайку, разбитую (в хорошем смысле этого слова) на клумбы с красивым фонтаном и небольшим бассейном в центре. Бассейн был выложен голубой плиткой, отчего казался очень красивым. На десятках клумб цвели всевозможнейшие розы. Везде таблички, объясняющие, что это за сорт и откуда он. Озеро было в ста метрах за забором через дорогу, так что в розарий для пущей красоты залетали чайки. Я прошелся по тропинкам между клумб, понюхал заинтересовавшие меня экземпляры и решил не ходить на развалины, а остаток времени провести на лавочке в тени под деревом, созерцая розарий и фонтан. Дело в том, что в Женеве было намного теплее, чем в Цюрихе, и на солнце мне было откровенно жарко. Посидев в тени с полчаса, я сверился с расписанием поездов и понял, что мне пора.

На обратном пути по набережной я вдруг вспомнил, что уже почти вечер, а моя еда за день состояла лишь из завтрака, т.е. из молока и тостов. Насколько я помнил, на набережной, кроме будок продающих мороженное и роз ничего мне не встречалось, а ситуция была не настолько критичной, чтобы есть мороженное или лепестки роз. Однако, приглядевшись голодными глазами к будкам повнимательнее, я заметил, что тут продается и пиво. Это в корне меняло дело. Я перестал спешить на поезд. И пошел поговорить с продавщицей. На французском, естественно. Не скажу, что она не заметила, что я иностранец и наш разговор (включая моё произношение) можно поместить в учебник по французскому, но так или иначе, мне удалось поздороваться и заказать кружку разливного Heineken-а и чипсы.

Жизнь начинала налаживаться. Я сидел на берегу озера, вдыхал аромат роз, потягивал пиво, и смотрел на причудливые пируэты, которые исполняла вода на верхушке фонтана. Говорят, что можно бесконечно смотреть на три вещи: на то, как течет вода, горит огонь и на то, как тебе отсчитывают зарплату. Э то был как раз один из тех случаев. Однако, во времени я был ограничен, надо было успеть хоть на какой-то поезд. Тем более был шанс успеть на комфортабельный и быстрый междугородний поезд Женева-Берн-Цюрих. И я тронулся в путь.

Как уже наверно догадался читатель, на поезд я не успел. Мне не хватило каких-то тридцати секунд. Когда я пришел, поезд еще стоял на перроне, но как я ни нажимал на кнопку открытия дверей – они не открывались. Уже пошли необратимые процессы, предшесвтующие отправке поезда. Через пару секунд он тронулся и уехал.

Пришлось подождать 15 минут межрегиональный поезд Женева-Цюрих. Чтобы не получилось как в прошлый раз, я сразу сел в первый попавшийся вагон. Он оказался вагоном для курящих. Но выходить и пересаживаться я не стал. Не с моим счастьем, как говорится, так рисковать. Этот поезд (в отличии от междугороднего) останавливался практически на всех станциях и, как следствие, ехал немного дольше. Часам к десяти я добрался-таки до дома моего гостеприимного друга и горячего ужина. За ужином я поделился с ним впечатлениями и, после традицинного просмотра бокса по телевизору, отправился ко сну.

Будем делать выводы. Из всех Швейцарских городов больше всего мне понравилась Женева. Возможно, в дополнение к вышеописанному, еще и из-за того, что она похожа на маленький Париж, а с Парижем у меня связаны преимущественно приятные воспоминания. Впрочем, я не встречал еще людей, которым Париж не понравился, а почему он нравится людям – у каждого на это есть свой ответ. Иными словами, это тоже вопрос скорее риторический.

Февраль 2005 г.

Copyright © 1977-2010 Alex Korotun